Моё про ювенильную юстицию
zaa81
Каждый из нас рассматривает любую информационную шумиху, с разной степени регулярности появляющуюся на страницах СМИ (в том числе и в ЖЖ) сквозь призму собствееного опыта. И в зависимости от актуальности текущей темы, делает для себя где-то там заметочку: эта тема (для меня это, например, противостояние несистемной оппозиции власти) высосана из пальца, а эта (например, жуткий кадровый дефицит медработников в регионах) очень и очень актуальна. Бывает и мигрирующее мнение: сейчас ты думаешь так, а через полгода, скажем, имеешь диаметрально противоположную точку мнения, а еще через полгода, думаешь как год назад. Со временем, с приобретение какого-либо опыта, точка зрения стабилизируется, хотя червячок сомнения остается, задавить его полностью никак не получается.
Одной из таких маятникообразных тем для меня является демонизирующаяся Ювенильная Юстиция. Именно так, с большой буквы, оторванная от прочей юстиции (ибо действующая порой вопреки всем законам), блудная дочка, со временем заматеревшая, и ныне бесчинствующая на просторах России (но правда, являющаяся бледной тенью западной, например, финской). Читая статьи, смотря репортажи, где ребенка забирают от семьи, я внутри негодовал, ибо знаю что в доме ребенка (до трех лет), а потом и в детском доме (после трех), ребенку будет не сахар. Никакое госпопечение не заменит настоящую семью. И сейчас так считаю.
Первым камнем для смены точки зрения послужила работа участковым педиатром, где впервые для себя увидел, что такое хорошая семья, неблагополучная семья, и этакие середнячки. Правда за год работы (потом я переквалифицировался в анестезиологи-реаниматологи) не сложилось стойкого негодования по поводу неблагополучных семей, ибо участок у меня был, что ни на есть благополучный, а откровенная асоциальщина встречалась на соседних участках и очень-очень редко.
Настоящяя смена точки зрения произошла когда я стал работать в детской больнице, и стал видеть детей всех слоев общества, но часто, намного чаще чем раньше, неблагополучных.
Зима. Снег месяц как скрыл землю. На улице сугробы. Поступает ребенок возраста 1,8 с ужасно грязными кожными покровами, запахом застарелой мочи (кто общался с бомжами, поймет меня). На улице снег, а ребенок как будто только с полей, грязь в складках вообще комками. Кроме того, у него имеется два явных паразитоза: чесотка и педикулез, да еще возможно еще и глистные инвазии (не удивлюсь). Дефицит ухода налицо, хронический дефицит ухода. Дополняет картину дефицит массы 33%. Внешне - Маленький бомж. Но. Из полной семьи. Маме 25 лет. Живут в центре города. Или другая картина: поступает ребенок с менее выраженными признаками дефицита ухода, к нему тянешся "послушать", он зажмуривается и закрывается руками. Он ожидает удар. Такая реакция ребенка может быть только в одном случае - если имеется синдром жестокого обращения с ребенком. Но: признак косвенный, выраженных синяков на теле нет (парочка маленьких на ногах и спине, но такие синяки есть у всех детей) и доказать сам факт жестокого обращения невозможно. Или еще. Поступает ребенок, внешне вроде сохранный. Родительница, отдав ребенка, стремглав убегает из больницы. Вечером следует один пьяный звонок с рыданиями в трубку, а потом... потом три дня от родителей никаких вестей. Звонок по оставленному номеру телефона ничего не дает, трубку либо не берут, либо "абонент не абонент" - не в сети, то есть. На четвертый день (в лучшем случае), когда ребенок уже переведен в педотделение, информация о ребенке передано в ПДН (По делам Несовершеннолетних), появляется мама с опухшим лицом и запахом перегара. Где была? Болела, говорит. Правда инспектор по делам несовершеннолетних говорит, что нашла мамашку в каком-то притоне, пьяной, и пригрозила отъемом из семьи, если мамашка не появится в больнице. Одумалась. Пришла. Дело заводить не будут. Или еще. Поступает благополучный ребенок. Звонит бабушка, спрашивает, как дела. Начинаешь заученную фразу: "В соответствии со статьей 13 (раньше 31) основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья населения, информация о состоянии несовершеннолетнего лица передается только родителям или приравненным к ним лицам. Пусть звонят родители". В ответ: "Родители не позвонят...". Оказывается, отец ушел из семьи и не интересуется ребенком, а мама..., мама "гулящая у нас" (самая распростроненная формулировка). Родительских прав не лишена: ребенок чист, сыт, обут, одет, посещает детсад. У опеки нет даже подозрений на то, что в семье так все неблагополучно. Им вопрос: "Почему не собщаете в ПДН и не оформите опекунство?". Жалко, говорят, вдруг одумается, вернуть родительские права очень сложно. Она эпизодически появляется, отмоется, отъестся, поживет недельку. Ребенок ее даже мамой начинает назвать. Не пропащая она.
Часто задаюсь вопросом, где она, жестокая ювенильная юстиция, карающая отсутствие колбасы в холодильнике или отсутсвием пяти комнат у многодетной семьи отъемом ребенка? Задавал этот вопрос инспекторам по делам несовершеннолетних, когда была необходимость, ответ был один: "семья под наблюдением, ребенок всем необходимым обеспечен, в изъятии из семьи не нуждается".
Это не значит, что детей не изымают. Изымают, еще как, но часто временно (и правильно, что временно). Самая распространенная причина: оставили ребенка с бабушкой, соседкой, прохожим и потерялись. Или. Нашли 2-летнего ребенка в центре города гуляющего сам по себе (сами живут в пригороде), составили акт о временном изъятии из семьи, поместили в больницу. Через два дня появились родители. И со словами "а мы думали он дома спит" забирают его.
Продолжение следует..

Навеяно doctorbel постом о беспечных родителях.

?

Log in