Мое про ювенильную юстицию, часть 2.
zaa81
Прошлый пост закончился на перечислении случаев изъятия ребенка из семьи (официальный термин, между прочим). Случаев могу перечислить очень много, но их всех объединяет одно - в подавляющей массе случаев родители отсутствовали физически рядом с ребенком. Или ребенок был один или под присмотром чужих людей. Нет-нет, я не описываю случаи помещения родителя в стационар по состоянию здоровья, в таком случае ребенок госпитализируется по социальным показаниям без оформления акта изъятия из семьи. Я говорю про случаи, когда родитель (чаще мама) оставляет ребенка с друзьями, родственниками (видимо не самыми близкими), посторонними людьми, а сама скрывается в неизвестном направлении, причем нет никакой возможности с блудным родителем связаться. Реже оставляют ребенка одного, на улице (2-летний ребенок обнаружен в центре города в 3 часа ночи. Не знаю как у вас, у меня волосы встали дыбом от такой новости), или дома (вызвали соседи, в течении полусуток крик ребенка из-за закрытой двери, в присутствии милиции спасатели вскрывают дверь: дома один ребенок, голодный, с полным подгузником самизнаетечего). Но одного! Ребенка! (я про детей в возрасте до трех лет, к нам поступают именно такие. Дети старше трех лет минуя больницу попадают в социально-реабилитационный центр, у нас они не на виду). И очень редко изымают ребенка у родителей находящимся в различном опьянении, среднетяжелой и тяжелой степени, находящимся вне дома. На моей памяти такое было пару раз. И еще. Ни разу родители изъятого ребенка не звонили в день его поступления в стационар. Крайне редко - на следующий день. Чаще на 2-3-4 день нахождения. Бывает, не звонят вообще (избавились от обузы, можно гулять дальше). Можно сказать, что чаще звонят родственники ребенка, беспокоятся за его судьбу, родители же - увы.
Не было ни одного (за пять лет работы в стационаре) случая изъятия ребенка у трезвых родителей, какого бы низкого уровня доходов семья не была. И это, что называется, научный факт.
При перечислении всех случаев изъятия ребенка из семьи, возникает первая, естественная, вполне физиологическая рефлексия: молниеносная мысль: "срочно лишать родительских прав". Срочно. Ибо все случаи в глазах неподготовленного человека выглядят дикими и бесчеловечными. Но временное изъятие из семьи (оформляется сотрудником полиции) не всегда заканчивается постоянным (оформляется решением судебных органов). Семье дают шанс на реабилитацию. и если сможешь доказать свою родительскую состоятельность (при желании это сделать несложно), то ребенка возвращают. Дело закрывается, семья ставиться на учет (или наблюдается далее, в случае, если стояли и ранее). Пример? Тот самый 2-летний ребенок оставленный в ночном городе. Через три дня появились родители с бумагой из органов, и благополучно забрали ребенка (со словами: "а мы думали, он дома").
То что семьям дают шанс, это правильно. В детдоме ребенку не будет лучше, чем в семье. Нет, не так. Детдом семью не заменит. Никогда. Какая бы нехорошая мама не была, только она с любовью (если любовь осталась) будет относиться к ребенку. И только к ней с любовью тянется ребенок (кто видел эту картину, как к помятой жизнью и откровенно страшной внешне маме тянется ребенок, тот поймет). В эти семьи надо верить, надо до последнего стараться оставить ребенка в семье.
Нет, я конечно не скажу, что дом ребенка - это АДЪ, нет, конечно, ребенок там сыт, одет, с ними занимаются. Но дефицит внимания (а обеспечить внимаем индивидуально каждого персонал дома ребенка не в силах) есть у всех детей. Такие дети регулярно попадаю к нам в отделение. Девиация поведения, известная как "синдром дефицита внимания" есть у всех. И кстати, это самые благодарные в общении дети, они активно отзываются на контакт, как бы им тяжело не было, гулят, улыбаются, реагируют комплексом оживления. И плачут, когда приходится завершать осмотр и отходить от ребенка. Они требуют внимания, они не могут им насытиться. Это накладывает отпечаток на развитие личности. Вот поэтому я считаю, что семья - безальтернативна.
Отдельный случай - оставление ребенка в опасности для жизни. Я про месячных детей в мусорных бачках или в сугробах. Или укутывание во влажную простыню и выкладывание в сени (неотапливаемая часть дома, кто не знает) в феврале. Это уголовщина. Оправдания тут нет. Это однозначно срок, причем не условный. Второй вид оставления в опасности - это отказ от жизнеспасающей медицинской помощи. Это вообще казуистика, я с таким не встречался. Слыхал об одной ситуации, когда родители требовали немедленно выдать им новорожденного, находящегося на ИВЛ, мол, дома ребенку будет лучше. Правоохранительными органами был выдан акт о временном изъятии ребенка, и родители уже не имели никакого юридического обоснования выдвигать подобные требования. Все закончилось благополучно, ребенок через несколько дней был переведен из реанимации. Уголовное дело, ввиду благополучного исхода, на родителей заведено не было.
Я не претендую на полноценный анализ работы органов государственной защиты ребенка. Нет. я всего лишь передаю свое восприятие этой сложной работы, пропуская ее через свой опыт. Это мое виденье ситуации в конкретном городе, да и в конкретном районе, потому как мы одна из трех городских детских больниц, берущая на себя функцию первичного помещения ребенка, медобследования и последующего перевода в спецотделение (отделение для детей находящихся в сложной жизненной ситуации) или непосредственно в дом ребенка. И имеющееся у меня восприятие резко диссоциирует с лавиной информации о бесчинствах (впрочем, не отвергая их полностью) той пресловутой Ювенильной Юстиции, описываемой в различных СМИ. Страшной и ужасной, но такой далекой и нематериальной.

?

Log in